?

Log in

No account? Create an account
Таких не берут в космонавты
блог Петровского
Привет, Чечня  
6-сент-2013 11:06 am
ты заходи

Очередная серия рассказа о моей поездке на Кавказ в 2012 году. Ингуш Хамзат высадил меня на КПП "Кавказ", на призрачной административной границе между Ингушетией и Чечней. Не успеваю я закурить сигарету, как возле меня тормозит следующая машина - побитый жизнью 124-й "мерин". За рулем сидит бородач лет 30-ти с небольшим.

- Здравствуйте, мне на Грозный, - сообщаю я.
- Я тоже в Грозный - если на то будет воля Всевышнего. Садись!

"Как-то страшновато звучит", - думаю я. Но всё-таки сажусь в машину.


Водителя зовут Аслан. Он темноволосый, невысокого роста. С короткой черной бородой, но без усов - как это принято у вайнахов - чеченцев и ингушей. Говорит на довольно грамотном русском языке, но с резким акцентом.

- Я таксистом работаю, - говорит Аслан. - Вообще обычно на дороге автостопщиков не подбираю. Но сейчас от родных из Слепцовской возвращаюсь. Настроение хорошее. Решил, что нужно что-то доброе сделать. Наш Пророк, салалляху алейхим уэсаллям, учил помогать людям.
- Вы ингуш?
- Давай на ты. У нас ко всем обращаются на ты, даже к старшим. Я чеченец, нохчо. А в Слепцовской и чеченцы живут, и мьалхи. Знаешь, кто такие мьалхи? А они сами не знают. Ингуши их ингушами считают, чеченцы - чеченцами. А они сами по себе. Мьалхи, такой народ.

Слепцовская, как и многие другие селения в степной Ингушетии и Чечне, была основана терскими казаками (которых, после известных событий, осталось в этих республиках совсем немного). По словам Хамзата, моего предыдущего собеседника, ингуши окончательно выделились в отдельную от чеченцев нацию во время Кавказских войн. Отряды горцев Шамиля, в поисках продовольствия, часто грабили равнинные ингушские села. И многие ингуши поддержали царское правительство. С тех пор они, с ревностью "младшего брата", отстаивают свою самостоятельность, признавая, при этом, вайнахскую общность. А вот среди чеченцев, как я понял из будущих разговоров, более популярна идея единого народа (с правом чеченского "первородства", естественно).

Аслан не воевал. Во время первой войны жил с семьей у родных в Слепцовской. Там у него, от первой жены (ныне покойной) родился старший сын, Шахмансур. Потом, чуть больше года, жили в Голландии. Чеченцам, как беженцам, легко давали вид на жительство в европейских странах. И до сих пор там остались мощные диаспоры - в Голландии, Германии, Польше. Хотя многие возвращаются - как и Аслан, которому выделили новый дом, вместо разрушенного.

- Но наши в Европе и сейчас крепко держатся, - с гордостью говорит мужчина. - Два месяца назад в Амстердаме армяне двоих чеченцев убили. Их через две недели вычислили, во Франции. Отомстили.

Справа от трассы, далеко на горизонте, тянется гряда невысоких гор. А вокруг дороги - поля и степи, изрезанные балками. Все очень похоже на наше Приазовье. Только, в отличие от Украины, дороги в идеальном состоянии (как бы ни ругали Кадырова, видно, что дотации из бюджета идут на дело; вскоре я увижу еще более яркие подтверждения этому, увидев восстановленный из руин Грозный). А на дорожных указателях мелькают такие знакомые по военным сводкам названия: Ачхой-Мартан, Бамут, Урус-Мартан, Самашки...

- Войны у нас уже нет. Сейчас - самая спокойная республика на Кавказе, - говорит Аслан.
- И боевиков не осталось?
- Не знаю, как боевики, а ФСБшники остались. Позавчера моего двоюродного брата в селе ночью забрали. В масках были, значит незаконно. Рамзан говорил: "У нас никто не должен быть в масках. Если в масках - значит преступники. Вы можете их застрелить"... Обвиняют в пособничестве террористами. А я знаю, он никакой не террорист. Ну может, приходили к нему люди, за стол их посадил...
- И что грозит?
- Что грозит? Сто тысяч долларов нужно, чтобы выкупить. Ничего, у нас род большой, мы не последние люди. Соберем.

В жизни чеченцев огромную роль играют тейпы - объединения семей. Что-то вроде шотландских кланов. Тейпы ведут свою историю из далекого средневековья. У каждого из них есть родовые села в горных районах (хотя отдельные роды тейпа могут уже пару сотен лет жить на равнине), а у некоторых даже - своя священная гора. Аслан происходит из тейпа Дышний. Село Дышне-Ведено, из которого происходит тейп - родина Шамиля Басаева. Но сам Шамиль был из другого тейпа, Белкатой.

- А где в Грозном можно палатку поставить? - спрашиваю у Аслана - Или, может, за городом, где-то.
- Какая палатка? У нас гостей так не принимают. Едем ко мне домой - а там посмотрим.


Мечень в Алхан-Юрте. Фото сайта chechnya.in

Проезжаем красивую новенькую мечеть в пригородном селе Алхан-Юрт. Дальше - небольшой Чернореченский лес. Дорога делает крутой поворот налево - и вдалеке внезапно появляются небоскребы комплекса "Грозный-сити". Вот он, город, в который я так мечтал попасть...



Едем по Черноречью - последнему району, который удерживали дудаевцы и зимой 95-го года, и зимой 2000-го. Справа - Грозненское море, на берегу которого я, по наивности, собирался остановиться, планируя поездку. Оказалось, что водохранилище спустили. Ведутся активные работы по строительству новой зоны отдыха. "Это Руслан Байсаров финансирует, бывший муж Орбакайте, - говорит Аслан. - Есть фонд Ахмат-хаджи Кадырова. Туда каждый бизнесмен-чеченец должен свою долю внести - на восстановление республики".

Аслан провозит меня по центру города. Центр выглядит впечатляюще, тяжело поверить, что еще лет пять назад он лежал в руинах. Особенно красивы центральные проспекты (раньше они были проспектами Ленина и Победы, а теперь Ахмат-Хаджи Кадырова и - честное слово - Владимира Путина).



- Подрядчики на строительстве, в основном, турки, - замечает Аслан. - Но и наших многих нанимают. Недавно, правда, кинули людей, не отдали часть зарплаты. Люди к Рамзану пришли, а он говорит - "Я здесь при чем, с турками разбирайтесь"...

Первым делом Аслан завозит меня на стадион. (Ах, как это похоже на родной Донецк)! На новую "Ахмат Арену" грозненский "Терек" переехал со старого стадиона, на котором и взорвали Ахмат-Хаджи. Тут тоже есть гранитный мячик, который крутится потоками воды. Поменьше, правда, чем у "Донбасс Арены" :)



Через печально известную площадь Минутка возвращаемся на проспект. Мы у визитной карточки нового Грозного - крупнейшей мечети "Сердце Чечни". Недалеко от места, где она построена, раньше стоял сожженный президентский дворец.



Молитва уже не идет. Аслан договаривается с охранником, говорит, что я гость из Украины. Нас пускают внутрь. "Это хорошо, что ты из Украины, - говорит Аслан. - У нас уважают украинцев. Многие ваши за нас в первую войну воевали. Храбрые ребята были, храбрее многих чеченцев".



Внутри мечети все выглядит еще роскошнее, чем снаружи. "Видишь, какая люстра огромная? - шепчет Аслан. - Горный хрусталь. Два миллиона долларов стоит".

Большая прогулка по городу ждет меня на следующий день. А пока едем домой к Аслану, в Заводской район.
(Если хотите узнать, что происходило в тех местах во время первой войны - почитайте воспоминания местного жителя - грозненского русского, который, кстати, после войны вернулся в город, живет там и сейчас). Петляем по лабиринтам частного сектора. Кое-где встречаются кварталы хрущевок. Рассматриваю дома у дороги. Вот оспины от разрыва шрапнели на торце здания. Вот - за строительной сеткой - возводится новый дом, на месте пятиэтажки, проваленной бомбами в собственный подвал. Но больших следов разрушений и здесь не видно. Город восстанавливается потрясающими темпами. Единственное, что по всему городу (да и по всей Чечне) постоянно напоминает о войне - старые ворота на дворах частных усадеб. Обычно они выглядят так, как на фото ниже. Присмотритесь внимательней.



Подъезжаем к дому. В проулках - грязь от идущих целую неделю дождей. Из припаркованной рядом машины выходит красивая девушка в платке. "Это известная певица, - говорит Аслан. - По-соседству живет". Аслан показывает свой участок. Говорит, что этот маленький дом им выделили как временный. Туалет на улице, ванная тоже (ее Аслан построил сам, из бывшей летней кухни). Внутри - крошечная кухонька и две небольших комнаты, в которых они теснятся с женой и тремя детьми. "Ничего, говорит хозяин, сейчас новый район строят. Для нас там тоже дом будет. Большой, красивый. Моей матери уже такой дали. Вечером съездим к ним, увидишь".

Дома никого нет. Дети - в доме у бабушки, а жена на работе. "Прости, пока жена не придет, ничего кроме чая тебе не могу предложить, - извиняется Аслан. - Скоро вернется, разогреет ужин. Только имей в виду, у нас с женщинами за руку не здороваются. Знаешь, если к чужой женщине прикоснешься - проблемы могут быть".

Все отношения в традиционных чеченских семьях строго регламентированы средневековым местным правом - адатами. Даже если женщина работает, все обязанности по приготовлению пищи, уходу за детьми (которых должно быть не меньше трех) и прочие ежедневные домашние заботы лежат на жене. Мужчины занимаются только "глобальными" проблемами - постройка и крупный ремонт дома, устройство детей на учебу, организация свадеб и тому подобное.

Жена Аслана, приходит домой минут через двадцать после нашего приезда. Ее зовут Хеда, она санитарка в соседней поликлинике. Здоровается, накрывает на стол. Завести с ней разговор не удалось бы при всем желании. Хеда, как и многие женщины, родившиеся в здешних сёлах, малообразованна и почти не знает русского. Мои приветствия и благодарности за хороший прием Аслан переводит ей на чеченский.

За стол вместе с мужчинами женщины и дети не садятся (исключение делается только для пожилых уважаемых женщин, например, матерей семейства). Стоят в стороне, подают еду, уносят пустые тарелки... Честно говоря, на чеченских застольях я чувствовал себя неуютно.

Решение о свадьбе, естественно, всегда принимают родители молодых (один из немногих способов жениться без согласия родителей - похищение невесты; впрочем, с этой традицией в республике на официальном уровне борются). Все сексуальные отношения до свадьбы жестко табуированы. Молодые люди могут встречаться - но при встрече в парке сидят на разных концах лавочки, чтобы их поведение не показалось неприличным. (Именно из-за этих табу молодые кавказцы становятся такими "оторванными", когда попадают в славянские города, видят массу "доступных" женщин и освобождаются от строгого контроля уважаемых стариков).

- А еще, - говорит Аслан, - на утренней молитве в мечети мулла иногда называет имена девушек, которые ведут себя порочно. Это для их же блага - дают им шанс исправиться.
- А если не исправятся?
- Могут убить, свои же - чтобы не позорили семью.

Конечно, есть в адатах и более привлекательные стороны. Прежде всего - традиция гостеприимства. Она возникла как необходимость - во время долгих и опасных переходов по горным тропам путник должен был рассчитывать на помощь других. Соблюдается и сегодня.
"Гость для нас это святое, поверь. Считается, что даже если твой кровный враг постучался к тебе в дом и попросил о помощи, ты должен принять его. И защищать от его врагов, пока он у тебя дома. Ты ни о чем не беспокойся. Если тебя кто-то спросит, кто ты - скажи, что ты мой гость. И тебя никто в Чечне не тронет. Потому что обидеть гостя - это оскорбить весь род."

- К русским у нас сейчас нормально относятся. К украинцам тем более, - продолжает Аслан. - Если ты не из Кремля и без оружия пришел, каждого примут как дорогого гостя. Хотя зла здесь много было...

Аслан вспоминает Новые Алды, посёлок под Грозным, в котором он вырос. В 2000 году, во время одной из "зачисток" там было убито около 60-ти мирных жителей.

- Они ребенка грудного там повесили, прямо в клубе... Женщин, стариков в подвалах находили - гранаты бросали...

Расспрашивает меня о поездке, просит показать фотографии из Беслана. Качает головой. "А сколько наших детей убили... Но нет, нельзя было школу захватывать. Нельзя на детях отыгрываться. Это зверство".

- Знаешь, для чего нужны были все эти войны? Это деньги. Там такие деньги на этом в Москве отмыли... И они же специально все делали, чтобы люди брали в руки оружие. Ты знаешь, когда вторая война началась, они в Грозном по рынку ракету земля-земля выпустили? Хеда - мы тогда еще не были женаты - была там в тот день. Не пострадала, альхамдулиллях. Но сколько людей погибло...

Говорить о войне Аслану не слишком приятно. Он сменяет тему, предлагает "расслабиться по чуть-чуть". Едем в соседний квартал. Аслан покупает там... ну, скажем так, местный целебный зеленый чай :) Аслан говорит, что в последние годы стал серьезно изучать Коран и больше не пьет водку. А вот другой традиционный кавказский способ отдыха Аллах ему не запрещает) На следующий день в центре Грозного я увижу такой стикер. Ну, скажем так, утверждение, которое можно прочитать на нем, видится мне слишком категоричным :)



Вскоре к нам приезжают друзья хозяина дома - Абдулла и Рамзан. Переступая лужи, идем за двор, заходим в какой-то сарай, которые местные называют "цех". Зажигаем свечу, раскуриваем... чай)

Рамзан недавно вернулся из Австрии. Там он мотал двухлетний срок за то, что возил нелегалов через границу. Говорит, однажды у него и других чеченцев случился конфликт с сидевшими в соседнем корпусе поляками. Те, не разобравшись в ситуации, начали кричать им через двор "Русские - свиньи"! Чеченцы вначале посмеивались - мы же, мол, не русские. Но на третий день, таки, разозлились и предъявили польским соседям свои претензии.

- Ну шьто, пришьлось их виебать, - широко улыбаясь, говорит Рамзан.

В отблесках свечи замечаю у стены какой-то шкаф. Встаю, подхожу ближе. Книги. Понимаю, что здание, в котором мы сидим - это никакой не сарай, а полуразрушенный дом, в котором когда-то жили люди. Наконец-то, впервые за день, полностью осознаю, что я действительно попал в тот самый Грозный.

Мои новые друзья что-то смеются и что-то оживленно обсуждают по-чеченски.

- Ты извини, брат, - оборачивается ко мне Аслан, - мы просто по-русски шутить не можем, шутки не успеваем придумывать. Но никто здесь о тебе ничего плохого не скажет, не думай.

Вообще, как я заметил, в беседе чеченцы обычно ведут себя куда сдержаннее, чем русские. Голос повышают редко, и даже дружеские подколки никогда не выходят за рамки определенных границ. Неосторожное слово здесь может стоить слишком дорого. Впрочем, "бытовая" резня здесь случается не так уж и часто. Для сдерживания жесткого нрава чеченцев есть другой древний механизм - кровная месть.

Иногда, правда, причины, запускающие этот механизм, выглядят столь же нелепо, сколь и трагично. Аслан рассказал, о своем дальнем родственнике из села. Однажды ночью тот возвращался домой пешком по трассе. Возле него притормозила "бэха". Водитель предложил подвезти... За рулем был парень, которого товарищи по застолью отправили за добавкой в город - дав ему ключи от машины одного из гостей. Купив все что нужно (и передав это в дом через встреченного на улице соседского мальчишку), парень решил еще покататься (не предупредив хозяина). Катался, видимо, долго - и оставшиеся в доме решили, что машину он решил угнать. Поехали искать, догнали на трассе - и тут же начали стрелять из калаша по колесам (видно, хорошо приняли во время застолья). В итоге, рикошетом убили того самого пассажира... Род погибшего объявил стрелявшему кровную месть. Но в итоге, все-таки, примирились. (Чаще всего, для примирения, пострадавшим выдают виновника вражды. А те решают, что с ним делать. Чаще не убивают, а ставят определенное условие - например, навсегда уехать из республики. Рамзан Кадыров создал специальную комиссию по примирению, которая организовывает встречи старейшин враждующих родов.

...Из "цеха" я выхожу изрядно поплывшим. Но нужно держать себя в руках (хотя мне это делать явно тяжелее, чем привыкшим к таким посиделкам чеченцам). Мы садимся по машинам и едем на поздний ужин в дом, где живет мать Аслана и его брат с женой. (То, что ребята садятся за руль после посиделок в "цеху", меня уже не удивляет. На Кавказе я не первый день, и понемногу начинаю привыкать к тому, что от местных водителей можно ждать чего угодно. А когда они идут на очередной опасный обгон или резкий вираж, нужно просто улыбаться и верить в то, что водительское мастерство не подведет их, что бы они не принимали до этого:) Кстати, чеченцы действительно, как правило, хорошие - хоть и плюющие на ПДД - водители. Машины здесь любят - и самые популярные мужские профессии связаны с вождением или обслуживанием автомобилей. Аварий я за неделю, проведенную в Чечне, не видел. Но говорят, что если уж местные бьются - то, очень часто, насмерть).

Знакомимся с родственниками. Я уже знаю, что Лена, жена его брата - моя землячка. Родилась в Донбассе, в Макеевке. В Чечню уехала уже в зрелом возрасте, когда вышла замуж. Но сейчас ее тяжело отличить от чеченки. Носит бесформенное цветастое платье, как и все местные замужние женщины (молодые девушки могут одеваться более свободно, хотя и для них, по местному официальному "дресс-коду" обязателен платок на голове). Так же стоит с краю от стола, пока мужчины ужинают. Выучила чеченский язык. Было бы интересно расспросить ее, узнать, как ей дался переход из современного светского общества в традиционное. Но такой возможности у меня не было...

В честь приезда гостя, женщины приготовили традиционные блюда - чепалгаш (очень сытная тонкая жареная лепешка с творогом) и жижиг-галныш (мясо и галушки, которые макают в бульон со специями). Приезжает еще один гость - Альви. (Мне его сразу представили как образованного человека - он даже мясо ест с ножом и вилкой, а не руками, как большинство чеченцев :)

Идем с другими мужчинами в очередной "цех". Я мужественно пытаюсь выдержать этот курительный марафон, не теряя самоконтроля. "Да ты уапще красаучик!" - хлопает меня по плечу Аслан.
Альви оказывается еще более религиозным человеком, чем Аслан. Рассказывает, что, благодаря чеченца, нельзя говорить "спасибо" (потому что по-русски это расшифровывается как "спаси бог"). Только "баркал" или "баркалла" (Да дарует Аллах благодать). Рассказывает о книге "Чудеса Аллаха" (об "открытиях" арабских ученых, обнаруживших, якобы имя Аллаха на клапане человеческого сердца, на рисунке пчелиных сот и много где еще). Я держу себя в руках и не спорю с Альви :)

Возвращаемся домой. Мне стелют постель в отдельной комнате (Аслан просит меня спать в одежде - чтобы не смущать жену, когда она утром пойдет готовить завтрак - комната проходная). Достаю вещи, постиранные в машинке, развешиваю их на веревке во дворе. Иду в душ. Выхожу во двор. Слышу где-то далеко пение и ритмичные удары. Звучит жутковато и, в то же время, красиво. Пытаюсь понять - то ли это наваждение от принятого в "цехах", то ли я действительно это слышу. Спрашиваю Аслана. Он говорит, что это зикр в соседней суфийской мечети. Видимо, в этот момент там происходило что-то подобное:



Суфизм - мистическое течение ислама, традиционно распространенное в Чечне. К одному из суфийских орденов принадлежал и муфтий Ахмат Кадыров. Но ваххабитские проповедники считают суфизм "нечистым" учением. Именно по линии суфизм/ваххабизм чеченское общество разделилось во время второй войны (Басаев и его соратники, как известно, сделали ставку на арабских ваххабитов. Кадыров, опасаясь вытеснения традиционного направления ислама из республики, перешел на сторону России).

- У нас ваххабизм сейчас официально под запретом, - добавляет Аслан. Хотя действуют, конечно, все равно, проповедники. В основном, через интернет. У моего соседа племянника сагитировали. И он с таким же пацаном напал на пост ГАИ в Ингушетии. Пристрелили обоих. По 17 лет было. Зачем это нужно...

На сегодня разговоров достаточно. Ложимся спать. Наутро меня ждет более детальное знакомство с Грозным. Об этом - в следующей записи.

В качестве бонуса - небольшая чеченская дискотека.

"Привет, Чечня". Песня чеченской рок-группы группы "Мертвые дельфины".



"Свобода". Песня барда (и бывшего боевика) Тимура Муцураева - на фоне военной фото- и видеохроники.



"W drodzie" - красивый клип дуэта поляка Мариуша Мигалки и чеченки Заиры.



Читайте также:
Сентябрь Беслана
Салам Алейкум, Гlалгlайче. Мимолетное знакомство с Ингушетией

Грозный. Часть вторая.
Comments 
6-сент-2013 09:01 am
Очень познавательно! Мне в тех краях бывать не довелось...
6-сент-2013 09:22 am
Ты точно имел в виду "официальный дресс-код"?
6-сент-2013 09:23 am
Да. В госучреждения, например, женщину без платка не пустят.
6-сент-2013 09:28 am
Дуже цікаво побачити устрій зсередині. Класно передав і легко читається.
6-сент-2013 09:52 am
Радий, що сподобалось. Далі буде.
6-сент-2013 09:35 am
Смелый ты парень - что тут скажешь.
6-сент-2013 09:48 am
Смелость нужна чтобы с парашютом прыгать, например. Или в драку против двух бугаев пойти. А в таких путешествиях важнее умение находить общий язык с непохожими на тебя людьми.
6-сент-2013 11:38 am
Очень интересно! Продолжай дальше...
Знаешь, впечатление от твоих заметок (да и от собственного опыта путешествий): в любом народе и в любой стране абсолютное большинство - нормальные и доброжелательные люди,но всегда находится небольшой процент мудаков, использующий религиозные, культурные и т.д. различия для разжигания конфликта. А по моему убеждению, есть еще и горстка архимудаков, делающих это в планетарном масштабе.
6-сент-2013 11:46 am
Да. И то, что сейчас американцы устраивают в Сирии, серьезно может аукнуться на весь мир.
6-сент-2013 11:54 am
Отличный рассказ!
Я вот тоже собираюсь туда съездить
6-сент-2013 12:00 pm
Приезжай. Сейчас там и цивильно уже можно отлично отдохнуть. Я потом буду рассказывать об озере Кезеной-Ам - там уже базу отдыха открыли. Волшебные места.
6-сент-2013 12:26 pm
здорово, очень здорово излагаешь!
только имхо жаль, что ты не написал о своих ощущениях в ожидании ушедшего за чаем аслана. для меня это один из самых ярких моментов твоих "чеченских рассказов")
7-сент-2013 11:47 am
Решил не перегружать текст слишком личными впечатлениями)
6-сент-2013 02:03 pm
Многие ваши за нас в первую войну воевали. Храбрые ребята были, храбрее многих чеченцев".

**********************

И что наши ребята делали в чужой стране на чужой войне?
6-сент-2013 03:27 pm
"И что наши ребята делали в чужой стране на чужой войне?"

Похоже тем "вашим" ребятам было пофиг за кого воевать, лишь бы против "клятихмоскалей"

либо ТУПО БАБЛО

кстати, украинские братья и в 08.08.08 засветились аналогично...

Edited at 2013-09-06 15:28 (UTC)
6-сент-2013 04:55 pm
Спасибо, очень интересно. Давно ездил? По какой надобности?

"Если ты не из Кремля и без оружия пришел, каждого примут как дорогого гостя."

Страннно, Путин-то из Кремля. Они ж вроде его любят, даже проспет его именем назвали?
7-сент-2013 11:49 am
Прошлым летом ездил. Сейчас вот только руки дошли написать. По какой надобности? По той же, наверное, что и ты в Юго-Восточную Азию)

Про Путина, его проспект и портреты в следующей части напишу. Там все просто - Рамзан сказал, что надо - значит надо. С Рамзаном не спорят (по крайней мере, вслух).
7-сент-2013 03:22 pm
К слову о Муцураеве - он, помнится, в 2005 году получил на Оскольской Лире приз за верность лире
Я тогда не знал, кто это, но всё честно задокументировал: http://venichkina.narod.ru/lira.html
А сейчас даже не верится. Но не мог же я такое придумать, с другой стороны?
7-сент-2013 03:52 pm
Ого, действительно неожиданно (особенно, учитывая, что война еще шла). Хотя Муцураев - вообще интересный певец. Не сказал бы, что очень уж талантливый. Но чем-то цепляет. Причем, самое интересное, что во время двух войн его слушали не только чеченцы, но и федералы. Меня до Минвод подвозил дальнобойщик (бывший срочник, контуженный в первую войну и ненавидящий чеченцев). Давал послушать Муцураевский "Сержень-Юрт". Говорил что-то вроде того, что "сука, конечно, еще та - но музыка хорошая".
8-сент-2013 05:59 pm
Здорово написано! Но рассказываешь интереснее ))
9-сент-2013 03:04 pm
Ну вот, взяла попустила)
Ладно, если что - есть уже следующая неинтересная часть)
http://petrowsky.livejournal.com/153581.html?
This page was loaded июл 18 2019, 7:58 pm GMT.